Ярославцева С.В. Реализация принципа открытости судебной власти посредством информационно-правового обеспечения участников судебного процесса и иных заинтересованных лиц

Дата: 
17.09.2008

Ярославцева С.В. Реализация принципа открытости судебной власти посредством информационно-правового обеспечения участников судебного процесса и иных заинтересованных лиц

На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что одним из самых заметных и устойчивых направлений развития современного общества является повсеместное повышение уровня информи­рованности населения о происходящих событиях, о планах и действиях органов власти, об изменениях в законодательстве, судебной практике и т.п. На фоне повышения значимости информации ак­тивно возрастает роль процессов информатизации практически во всех сферах деятельности человека.

Концепцией правовой информатизации Рос­сии1, утвержденной Указом Президента в 1993 г., признается, что качественное обновление обще­ства, становление рыночной экономики, построе­ние демократического правового государства должны происходить на фоне формирования в России единого информационно-правового пространства, обеспечивающего правовую информированность всех структур общества и каждого гражданина в отдельности.

Не может оставаться в стороне от этих процес­сов и судебная власть, так как в соответствии с дан­ной Концепцией информационно-правовые ресур­сы Российской Федерации должны формироваться из банков действующих правовых актов, принима­емых Верховным Советом Российской Федерации, Президентом Российской Федерации, Советом Министров - Правительством Российской Феде­рации, всеми звеньями органов исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также высшими органами судебной власти: Конституци­онным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации, Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации.

Значимость правоприменительных и интерпре­тационных актов Конституционного Суда Россий­ской Федерации, Верховного Суда Российской Фе­дерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в системе правовых актов органов судеб­ной власти Российской Федерации переоценить невозможно, так как именно они формируют эталон судебной практики для всех судов Российской Федерации, на который также должны ориентиро­ваться как реальные, так и потенциальные участни­ки судебных процессов.

Кроме того, особую актуальность в последнее время приобретает возможность доступа всех заин­тересованных лиц к судебной практике, формируе­мой не только, высшими судами, но и судами всех остальных уровней, а также доступ к сведениям, не­обходимым для повышения информированности граждан о деятельности судебной власти в целом как системы, обеспечивающей гарантии правопо­рядка и законности в стране.

Степень открытости судебной власти влияет также на возможность контролировать соблюдение норм права самими судами при рассмотрении кон­кретных дел и принятии по ним судебных актов.

Ю.И. Стецовский, например, отмечает, что контроль за осуществлением судопроизводства может со­действовать повышению его качества; обеспечивать участникам судопроизводства возможность быстрого и полного ознакомления с нормативным материалом и практикой применения закона; препятствовать коррупционным проявлениям. Необходим контроль за различными решениями судов всех уровней. Эти решения выносятся в форме постановлений, опреде­лений, приговоров и т.д. Принимаются они в уголовном, гражданском, арбитражном, административном и конституционном судопроизводстве2.

Многие политики и правоведы отмечают, что в современной России проблема контроля за деятель­ностью судебной власти чрезвычайно актуальна, по­скольку она имеет не только сугубо юридический, но также и политический характер. Это связано с тем, что многовековые традиции бюрократического прав­ления всегда были направлены на подавление личности, ущемляя при этом права и свободы человека. Так­же многие авторы отмечают, что подавляющее боль­шинство судей ориентировано лишь на защиту ин­тересов государства, что общество и судейский корпус до сих пор не готовы к такому восприятию задач су­допроизводства, как рассмотрение дел по принципу состязательности, в соответствии с которым гражда­нин и государство, являясь сторонами с противопо­ложно направленными интересами по одному делу, должны быть процессуально равноправны5.

Много говорится в средствах массовой инфор­мации о коррумпированности судов и так называе­мом «телефонном праве», когда суд за взятку или по звонку выносит заведомо неправосудное решение (постановление, приговор).

Можно соглашаться или не соглашаться с приве­денными аргументами, можно спорить, дискутировать, доказывать как правоту этих доводов, так и обрат­ных - суды честны и беспристрастны при отправле­нии правосудия, судьями работают только высоко­профессиональные юристы с безупречным мораль­ным обликом, деятельность судов направлена не на защиту чьих-то субъективных интересов, а лишь на установление фактических обстоятельств по конкрет­ным делам и на применение подлежащих примене­нию норм права, другими словами, российский суд - самый справедливый и беспристрастный суд в мире.

Однако, на наш взгляд, нельзя не согласиться с тем, что все эти выводы с наличием крайности в суждениях - результат недостаточной открытости судебной власти, результат того, что и критики, и защитники современного устройства российской судебной системы не владеют в полной мере инфор­мацией о повседневной деятельности судов: об их проблемах, достижениях или каких-то недоработ­ках, а также об изменениях судопроизводственного или судоустройственного характера, о формируе­мой судебной практике.

Существовавшая долгое время закрытость (не­прозрачность) судопроизводства, вызывавшая спра­ведливые нарекания и недоверие к судебной власти со стороны граждан, была связана в основном с проблемами доступа к правовой и иной судебной ин­формации. Участники процесса нередко были лише­ны возможности получить достоверную информа­цию о судебных заседаниях и принятых на них реше­ниях. К сожалению, в некоторых случаях эти пробле­мы остаются неразрешенными до сих пор. Таким образом, дефицит открытости судебной власти неминуемо будет порождать нарушение прав участни­ков процесса и затруднять реализацию их конститу­ционно закрепленных прав на получение информа­ции в соответствии с п. 4 ст. 29 Конституции Россий­ской Федерации и судебную защиту в соответствии с п. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации.

Между тем для поддержания стабильности в го­сударстве необходимо, чтобы судебная власть была для всех граждан авторитетным и незапятнанным с точки зрения профессионализма и нравственности органом власти, чтобы доверие к российским судам укреплялось с каждым принятым судебным актом, чтобы даже те, кто проигрывали дела в судах, не мог­ли сказать, что решение (постановление, приговор) вынесены неправосудно. Правило «Закон один для всех и применяется единообразно в аналогичных ситуациях» должно быть непреложным.

В последнее время в свете происходящих про­грессивных перемен в обществе государством стало уделяться большое внимание повышению уровня информационно-правового обеспечения судебной деятельности, в том числе - в целях расширения границ открытости, транспарентности процессов судопроизводства и других видов деятельности су­дебных органов. Такой подход государства к реали­зации принципа открытости судебной власти должен давать гражданам уверенность в существовании справедливого судебного разбирательства, в реаль­ной способности современной судебной системы защищать их права и законные интересы.

Таким образом, судебная деятельность в на­стоящее время является объектом информационно-правового обеспечения на всех ее этапах, существование судебной деятельности вне информаци­онно-правового обеспечения немыслимо и нецеле­сообразно. От уровня информационно-правового обеспечения судебной деятельности неизбежно зависят уровень открытости судебной власти, уро­вень правовой культуры населения, стабильность общественного строя и государства в целом.

К законам и иным нормативным правовым ак­там, направленным на реализацию принципа от­крытости судебной власти, в том числе посредством информационно-правового обеспечения деятель­ности органов судебной власти, относятся феде­ральные законы «О порядке освещения деятельно­сти органов государственной власти в государствен­ных средствах массовой информации»4, «О сред­ствах массовой информации»5, постановления Со­вета судей Российской Федерации «О концепции информационной политики судебной системы»6, «О мерах по информационному обеспечению дея­тельности судов и органов судейского сообщества»7, «Об информатизации судов»8.

Так, в Концепции информационной политики судебной системы, принятой Советом судей Рос­сийской Федерации 16 ноября 2001 г., среди инте­ресов судебной системы в информационной сфере прежде всего указана реализация конституционных прав человека и гражданина на доступ к информа­ции, и в том числе - о деятельности судебной сис­темы, на использование такого рода информации в интересах физического, духовного и интеллекту­ального развития. Механизмом осуществления этого положения намечено создание системы инфор­мационного обеспечения, нормативно-правового регулирования, информационная работа соответ­ствующих структур судебной системы. Там же указа­ны инструменты - правовые информационно-по­исковые системы, Интернет9.

В развитие данной Концепции соответствующие нормативные акты были приняты в системе судов общей юрисдикции и в системе арбитражных судов.

Так, Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2004 г. было утверждено «Положение по созданию и сопровождению официальных интернет-сайтов судов общей юрисдикции Российской Федерации»10, в котором указывается, что «интернет-сайты судов общей юрисдикции создаются для обеспечения до­ступа граждан, юридических лиц, органов государ­ственной власти к информации о деятельности суда, реализации механизмов доступа к правосудию в условиях информационного общества, создания механизмов информационного взаимодействия с гражданами и гражданским обществом, а также для решения иных задач в области информационной политики судебной власти России».

В письме Высшего Арбитражного Суда Россий­ской Федерации ВАС-С01/УИС-984 от 12 июля 2007 г. отмечается, что «в целях обеспечения досту­па граждан, юридических лиц, органов государ­ственной власти к информации о деятельности суда, создания механизмов доступа к правосудию, а также информационного взаимодействия с граж­данами и гражданским обществом, для решения иных задач в области информационной политики су­дебной власти России необходимо постоянное функ­ционирование интернет-сайта арбитражного суда»11.

Обоими нормативными актами указаны: пере­чень сведений, подлежащих опубликованию в обя­зательном порядке; перечень сведений, размеща­емых на интернет-сайте суда, в рекомендательном порядке; перечень сведений, размещение которых на интернет-сайте суда запрещается.

Так, в обязательном порядке на сайте суда об­щей юрисдикции и на сайте арбитражного суда дол­жно быть помещено:

1) официальное наименование суда и его рекви­зиты (почтовый адрес, телефоны справочной служ­бы; адрес электронной почты);

2) организационная структура суда (руководство, судебные коллегии, подразделения аппарата суда, контактные телефоны, адреса электронной почты);

3) документы суда: обзоры судебной практики, документы президиума суда;

4) сведения по судебному делопроизводству: дата, место и время рассмотрения дела, участники судебного заседания (истец, ответчик, третьи лица), тексты принятых судебных актов по делу;

5) справочная информация (образцы документов, используемых при обращении в суд; сведения, необходимые для оплаты государственной пошлины; сведения о порядке предъявления исков, заявлений и жалоб в суд).

Разделы, подлежащие размещению на интер­нет-сайте суда согласно указанным выше Положе­ниям и Письмам в рекомендательном порядке:

1) историческая справка о суде;

2) обзор прессы о проблемах и достижениях в
работе суда, новости о работе суда, органов судейского сообщества данного региона, интервью с руко­водством суда, судьями и ответственными работниками аппарата в средствах массовой информации;

3) интернет-ссылки на информационные ре­сурсы других судов, на журналы, для которых суд является соучредителем.

В соответствии с указаниями приведенных выше Положения Верховного Суда Российской Федера­ции и Письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на интернет-сайте суда не подлежат размещению:

1) предвыборные агитационные материалы,
агитационные материалы при проведении референдумов;

2) реклама любого рода;

3) информация, не связанная с деятельностью суда и органов судейского сообщества;

4) сведения, отнесенные в установленном порядке к конфиденциальным (о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни судей и работников
аппарата, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в СМИ в установленных федеральным законодательством случаях); составляющие тайну судопроизводства; служебные сведения, доступ к которым ограничен в соответствии с федеральным законодательством
(служебная, коммерческая, врачебная, нотариальная, адвокатская тайна; тайна телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений и т.д.); закрытые наименования органи­заций и юридических лиц, а также сведения, позво­ляющие установить характер осуществляемой ими деятельности; образцы подписей судей и должно­стных лиц руководства аппаратов судов; а также све­дения, отнесенные в установленном порядке к госу­дарственной тайне.

Таким образом, открытость судебной власти, долгое время являясь лишь чисто декларативным принципом, начала проявляться в последнее время наиболее активно. Суды стали охотнее идти на кон­такт со средствами массовой информации, во мно­гих судах работают свои пресс-центры, которые ос­вещают деятельность судов и публикуют материалы о наиболее значимых для общественности рассмат­риваемых делах.

Например, на сайте Арбитражного суда Тюменс­кой области кроме сведений, которые в соответствии с письмом ВАС-С01/УИС-984 от 12.07.2007 г. размещаются в обязательном порядке, регулярно (2 раза в год - по итогам полугодия и года) публикуются от­четы о работе суда, в которых содержатся основные статистические показатели и аналитические мате­риалы; статьи о деятельности суда; опубликован­ные в средствах массовой информации интервью с руководством суда; разъяснения по некоторым наи­более часто возникающим процессуальным вопро­сам и т.п.).

Аналогичную информацию уже начали разме­щать на своих сайтах большинство судов общей юрис­дикции и практически все арбитражные суды Россий­ской Федерации. Также в системе арбитражных судов в ближайшее время планируется внедрение системы «БРАС» (банк решений арбитражных судов), таким образом, на общедоступных ресурсах Глобальной сети будут помещены все решения и постановления арбит­ражных судов Российской Федерации.

В системе судов общей юрисдикции появились нормы, направленные на регулирование отноше­ний, связанных с размещением информации на интернет-сайтах органами (управлениями, отделами) Судебного департамента в субъектах Российской Федерации. Так, Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации приказом от 10 августа 2007 г. «в целях обеспечения доступа граждан, юридических лиц, органов государствен­ной власти к информации о деятельности судов в соответствии с Концепцией информационной по­литики судебной системы в рамках Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы» были утверждены мето­дические рекомендации по ведению официальных интернет-сайтов управлений (отделов) Судебного департамента в субъектах Российской Федерации1.

На примере цитат из вышеприведенных норма­тивных актов высших органов судебной власти видно, какая важная роль отводится ими по созданию механизма обеспечения доступа граждан и иных за­интересованных лиц к деятельности судебных орга­нов, иными словами - по обеспечению принципа открытости судебной власти.

Между тем до сих пор остаются не закреплен­ными на законодательном уровне положения по размещению информации органами судебной влас­ти в сети Интернет для всеобщего и свободного до­ступа. На сегодняшний день отсутствует закон, обя­зывающий судебные органы выполнять данную функцию, между тем это соответствовало бы укреплению гарантии прав граждан на свободный доступ к любым текстам судебных актов, т.е. укреплению гарантии реализации принципа открытости судеб­ной власти.

В соответствии с п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определе­нии его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное раз­бирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании за­кона. Публичность судебного процесса исключает­ся только в особых случаях, когда это нарушило бы интересы правосудия; однако любое судебное поста­новление по уголовному или гражданскому делу дол­жно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми2. Принцип публичности судеб­ной власти состоит и в том, чтобы каждое заинте­ресованное лицо по возможности могло ознакомить­ся с любым судебным решением (за исключением слу­чаев, предусмотренных законом).

Например, в Положении об Экономическом суде СНГ отдельным пунктом указано, что реше­ния Экономического суда и постановления его Пленума подлежат обязательному опубликованию в изданиях Содружества и средствах массовой ин­формации государств-участников3.

С.А. Авакьян отмечает, что в ст. 29 Конститу­ции Российской Федерации предусмотрена воз­можность широкой реализации права на информа­цию в обществе, государстве4. Правовую основу пра­ва граждан на доступ к информации о деятельности органов государственной власти, к которым отно­сятся и судебные органы, составляет ч. 2 ст. 24 Кон­ституции Российской Федерации. Из ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации следует, что право на доступ к информации гарантировано Кон­ституцией Российской Федерации и не нуждается в подтверждении иными нормативными правовыми актами. Данное положение подтвердил Конститу­ционный Суд Российской Федерации в Постановле­нии от 18 февраля 2000 г. № 3-П: «Информация... в силу непосредственного действия части 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы затрагивают его права и свободы, а зако­нодатель не предусматривает специальный правовой статус такой информации в соответствии с конститу­ционными принципами, обосновывающими необ­ходимость и соразмерность ее особой защиты»5.

За необходимость совершенствования инфор­мационного обеспечения деятельности судов и ор­ганов судейского сообщества высказался Совет судей Российской Федерации в специальном поста­новлении от 2 апреля 1999 г.6 Информационное обеспечение рассматривается судьями как важный вид организационного обеспечения деятельности судов. Высшим органам судебной власти страны и Судебному департаменту было предложено развер­нуть работу по подготовке и распространению информации о деятельности судов и органов судей­ского сообщества.

Постановление Пленума Высшего Арбитраж­ного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2006 г. № 65 «О подготовке дела к судебному разби­рательству»7 в п. 2 определяет, что арбитражный суд при подготовке дела к судебному разбирательству информирует лиц, участвующих в деле, об инфор­мационных ресурсах, из которых они могут полу­чить сведения о движении дела.

Ученые-правоведы и специалисты в области ин­форматизации отмечают, что отсутствие норматив­но-правовой базы регулирования отношений по информационно-правовому обеспечению деятель­ности судебной системы - основное препятствие на пути развития этих процессов.

Так, по мнению Б.А. Горохова, одним из наибо­лее очевидных пробелов в этой области является вопрос о том, как и в каком объеме следует обеспечить доступ к судебной информации. Такая неопределенность в правовом регулировании данных отношений не позволяет решить даже чисто техни­ческую задачу по формированию электронного ар­хива судебных актов. В любом случае формирова­ния судебного архива необходимо руководствовать­ся конкретными нормами: создавать базу судебных актов в полном виде только для собственных нужд суда или для всеобщего доступа всех желающих. Если архив суда является закрытым, то встает во­прос о создании на его основе общедоступных баз данных судебных решений, определенным образом отобранных и обработанных8.

Базовым законом, гарантирующим доступ граждан к информации о деятельности органов государственной власти, является Федеральный закон «Об информации, информационных техноло­гиях и о защите информации»9. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 1 указанный закон «регулирует отношения, возникающие при осуществлении права на поиск, получение, передачу, производство и распростране­ние информации». Можно считать, что данное по­ложение является правовой основой права граждан на получение информации от органов государ­ственной власти, в том числе судебных органов.

Государственной Думой Федерального Собра­ния Российской Федерации 18 апреля 2007 г. в пер­вом чтении принят законопроект10, направленный на повышение информационной открытости орга­нов власти и восполнение пробела российского за­конодательства относительно механизма реализа­ции права каждого свободно искать и получать информацию о деятельности государственных и муни­ципальных органов.

Для этих целей законопроект предполагает установить порядок и общие условия доступа граж­дан и организаций к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления (информации), определяет принципы и способы обеспечения доступа к такой информа­ции, формы предоставления информации, права и обязанности пользователей информации, органов власти, должностных лиц указанных органов, а так­же ответственность за нарушение порядка доступа к информации.

Впервые предложено законодательно урегули­ровать доступ к информации о деятельности орга­нов власти в электронной форме. Так, предусмотре­но размещение государственными и муниципаль­ными органами информации о своей деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет. Закрепляется состав информации, размещаемой указанным способом.

Принятие аналогичного закона, касающегося предоставления гражданам информации органами судебной власти, позволило бы, с одной стороны, упорядочить деятельность органов судебной власти по предоставлению заинтересованным лицам ин­формации в электронном виде, с другой стороны, обеспечить конституционные права граждан, касающиеся получения информации.

При этом вполне обоснованным представляет­ся подход ученых-правоведов, которые считают, что на федеральном уровне требуется установить нор­мы, предусматривающие ответственность должно­стных лиц за организацию доступа и исключение неправомерного доступа к информации. Напри­мер, неправомерный доступ к базам данных, содер­жащим судебные решения, с целью внесения в них изменений, должен квалифицироваться в первую очередь как преступление против правосудия, а не только как неправомерный доступ к информации11.

Обращаясь к зарубежному опыту в области нор­мативного регулирования информационно-право­вого обеспечения судебной деятельности, можно найти ряд положительных моментов, которые могут быть применимы для использования в работе по данному направлению в Российской Федерации.

Например, Закон Electronic File Management Act12, одобренный нижней палатой Бундестага 25 февраля 2007 г., позволяет судебной системе Германии работать с электронными копиями необхо­димых документов.

Это может, как считают парламентарии, уско­рить взаимодействие между судами и заинтересо­ванными сторонами, а также сделать документы доступными всем заинтересованным лицам и органи­зациям круглые сутки. Например, юристы смогут в недалеком будущем получать доступ к соответству­ющим документам, не выходя из своих офисов. Со­гласно Акту в зданиях суда электронные терминалы придут на смену традиционным доскам объявле­ний, а юристы и граждане смогут подавать петиции, обращения, заявки и т.п. через Интернет. При этом Акт предусматривает, что стороны могут сами выби­рать предпочтительный формат взаимодействия - бумажный или электронный, хотя и уравнивает электронный формат с остальными, более традици­онными13.

В Соединенных Штатах Америки в рамках про­екта OakVideo11, осуществление которого началось в ноябре 2004 г., три окружных суда, пять залов судеб­ных заседаний, практически все места лишения свободы и все прокуратуры округа Окленд, штат Мичиган, были соединены высокоскоростными линиями передачи данных.

Заключенных больше не доставляют в суд для того, чтобы зачитать им обвинение - это можно сде­лать при помощи видеоконференции. Также рассматриваются жалобы заключенных, проводятся предварительные допросы, происходит знакомство с уликами, заслушиваются выступления экспертов, проводится совещание суда с адвокатами сторон и выносятся приговоры за незначительные преступле­ния. Новая судебная система не используется, когда речь идет о несовершеннолетних, необходима про­верка психического здоровья обвиняемого, или когда необходимо присутствие его в зале суда для проведения полноценных судебных слушаний15.

В Великобритании приступили к тестирова­нию онлайновой системы арбитража e-Dispute16. Система, создание которой было поддержано программой ЕС eTEN17, призвана существенно облег­чить доступ к независимому арбитражу.

В настоящее время система e-Dispute, которая уже успешно испытывалась в Европейском арбит­ражном суде и региональной торговой палате в Италии, тестируется в ряде госпиталей Великобри­тании, где она используется для разрешения спо­ров. Претензии пациентов предоставляются на рас­смотрение независимого онлайнового арбитра или «robot agent».

Онлайновые арбитры обрабатывают предостав­ленную информацию и формулируют предложения по разрешению конфликта. Затем организуются онлайновые встречи между вовлеченными сторона­ми, во время которых достигаются согласованные решения. По мнению авторов идеи онлайнового арбитража, он является более дешевой и одновре­менно нейтральной площадкой для разрешения споров с участниками из разных стран18.

В ЕС осуществляется проект eJustice'9, нацелен­ный на использование цифровых технологий для ускорения и упрощения онлайнового доступа граж­дан к правовым процедурам и повышения его безо­пасности. Партнеры проекта из шести государств ЕС работают над модернизацией «репрезентации правовых процедур» - внутри стран-участниц, а также в рамках всего Союза.

Проект Lexecute представляет собой информа­ционно-правовые процедуры судебной деятельно­сти с новой точки зрения: электронное правосудие, начиная с момента подачи исковых заявлений и заканчивая вынесением судебных решений. Кроме того, проект работает над решением целого ряда других проблем, в том числе этических вопросов использования электронных технологий в судебных процессах20.

Приведенные примеры из практики иностран­ных государств свидетельствуют о том, что прогрес­сивное человечество в условиях современной жизни стремится к тому, чтобы судопроизводство было максимально открытым, а судебная власть - макси­мально приближенной к народу. И в этом большая роль отводится именно процессам информатиза­ции, информационно-правовому обеспечению участников судебного процесса, а также иных заин­тересованных лиц.

Отсутствие же развитой информационно-пра­вовой системы в сфере судебной деятельности лишает граждан возможности адекватно оценивать правовые ситуации, реализовывать свое законное право на судебную защиту не из-за безграмотности и инфантилизма, а из-за недоступности релевантной информации.

Создание и реализация действенного механизма информационно-правового обеспечения судебной деятельности на базе соответствующих норм права для более полной информированности о деятельно­сти судов граждан позволит реализовать на практике принцип открытости судебной власти, кроме того, повысит эффективность права и его применения, что, несомненно, будет способствовать укреплению правопорядка и стабильности в государстве, даль­нейшей демократизации общества.

Также можно с уверенностью сказать, что сте­пень открытости судебной власти имеет значитель­ное влияние на процессы укрепления доверия гражданского населения к судебной системе, тем более что такое доверие стало проявляться сравнительно недавно - лишь с началом формирования правово­го государства в Российской Федерации.

 

С.Ярославцева,

помощник судьи Арбитражного суда Тюменской области

Арбитражный и гражданский процесс №№8-9, с. 11-14, с. 5-8

17 сентября 2008 г.